Российская Идея как Идея Глобализации
 
Посмотрите новые фото -...
Я решил представить их в нескольких разделах, как историю жизни военного человека.
 
Mainlink
 
МЕНЮ
 
ЧИТАТЬ СТАТЬИ:
Главная – О ВЕЧНОСТИ И АКТУАЛЬНОСТИ ТЕМЫ
 
* РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ И ИДЕЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ   
 
* РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ! ГДЕ ТЫ?
 
 
* НУЖНА ЛИ РОССИИ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ?    

Читать текст статьи
 
*Д И А Л Е К Т И К А (Еще раз о её сущности…)  
 

* С А М О О Р Г А Н И З А Ц И Я

Читать текст статьи

 

* СОЗНАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Читать текст статьи

 
* НОВАЯ ФИЛОСОФСКАЯ КАРТИНА ДВИЖЕНИЯ
 

* ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ФОРМА САМООРГАНИЗАЦИИ

Читать текст статьи

 

* САМОУПРАВЛЕНИЕ И УПРАВЛЕНИЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ  

Читать текст статьи

 
* СВОБОДА КАК ЦЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА

Читать текст статьи

 

* ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ

Читать текст статьи

 * РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ – ЭТО ИДЕЯ ОТВЕТСТВЕННОЙ СВОБОДЫ

Читать текст статьи

* ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ В СВЕТЕ РОССИЙСКОЙ ИДЕИ

Читать текст статьи

 
ОПРОСЫ
Активных опросов на данный момент нет.
 
ТВИТТЕР
 
ПОИСК
 
ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ В СВЕТЕ РОССИЙСКОЙ ИДЕИ - ч. 1

Понятия, в которых я описал процессы сознательного регулирования любого, существующего на свете общества, не то, чтобы совсем неизвестны современному россиянину. Они несколько необычны в смысле вкладываемого в них содержания. Но изменение их содержания объяснимо тем, что теперь мы несколько глубже, а в иных случаях – с иной точки зрения смотрим на процессы, отражаемые этими понятиями.

Каким образом мы описываем обычно политические параметры нашей жизни?

«Неизменен наш курс на развитие реального федерализма, сильного и влиятельного гражданского общества. Мы стремимся к тому, …чтобы власть на всех ее уровнях честно служила интересам граждан, была не только эффективной, но и ответственной перед людьми… Выбрав для себя именно такой путь, мы выбрали ценности патриотизма, свободы и демократии», - как видим именно такой пример общепринятого понятийного описания демонстрирует В.В.Путин в своем Выступлении на торжественном мероприятии, посвященном Дню России 12 июня 2004 года.

В этой связи, с позиций предложенного мною взгляда на сущность, содержание и перспективы сознательного социального регулирования, я бы указал на следующее.

Гражданское общество - это идеальная система самоорганизации (деятельности) объединившихся на определенной территории людей, в которой гармонично и оптимально (в интересах как личности, так и общества) разрешено противоречие между самоуправлением и управлением, между институтами управления социальной системой и отдельными его компонентами.

Эта система никогда не может стать застывшей в своем нескончаемом совершенствовании. Всегда и везде мы сможем предъявить к ней претензии и отметить её недостатки. Важно одно - чтобы общество и институты его управления, поняли, сделали принципом своего поведения и отразили в основных конституционных и производных от них правовых актах главные принципы своего существования:

1) принцип создания оптимальных условий для развития как личности гражданина, так и всех социальных институтов;

2) принцип оптимального разрешения противоречия между управлением и самоуправлением в интересах развития как гражданина, так и общества.

Гражданское общество – система сложная и многофункциональная. Но назвать его основные элементы мы всё-таки можем. В связи с этим, я и привлекаю выше внимание именно к ним.

Институты и учреждения системы социального регулирования

Институты и учреждения
- это устойчивые, строго структурированные системы социальных общностей, связей, ценностей и норм, вовлеченных в процесс социального регулирования. В них находят конкретное воплощение те идеи и взгляды, отношения и результаты деятельности, которые имеют место в этом процессе.

Современная социология назовёт среди социальных институтов семью, государство, бизнес, образование, религию и т. д. Общими их признаками объявит она «культурные символы», «кодексы поведения», «идеологию», «общие установки и образцы поведения»… Все эти институты и их «явные», как называет их С.С.Фролов, функции: а) закрепления и воспроизводства общественных отношений; б) регулятивная; в) транслирующая; г) коммуникативная и т. д.,* - предстанут перед нами в виде красочной мозаики, в которой, вроде бы, есть некоторый порядок. Между тем, за всем этим наукообразным набором функций отсутствует существенный признак, который мог бы стать основой их классификации.

А он, если приглядеться повнимательней, есть. Эти функции, так или иначе, связаны с сознательным регулированием жизни людей, которое стыдливо представлена этим автором малозначимой и почти незаметной среди других «регулятивной» функцией».

Между тем, дело обстоит несколько, если не совсем, иначе. Не «регуляция» является одной из многих «сереньких» функций социальных институтов, а сами эти институты появились на свет божий с единственной целью - реализовать функцию регулирования и разрешения противоречия между самоуправлением и управлением. В этом смысле сознательное регулирование деятельности людей по природе своей вечно, а все институты, состоящие у него на службе, временны! Даже самые живучие из них вынуждены постоянно менять свои конкретно-исторические формы.

Семью действительно можно считать социальным институтом. Но я назвал бы институтом «брак», заключенный между супругами и санкционированный государством. Семья же, в сущности - самоорганизующаяся группа людей, занятая совместной биологической и социальной деятельностью, сознательно регулирующая свои отношения и поступки. Вопрос о главе семьи, который нередко возникает,- совсем не праздный вопрос. Его смысл - в том, чтобы понять, как разрешено противоречие между самоуправляемыми членами и главой семьи.

Брак вносит в семью внешнее организующее воздействие, предотвращающее произвол участников внутрисемейных отношений по отношению друг к другу. Нравственные нормы, регулирующие их поведение, дополняются, конкретизируются и жестко закрепляются правом, четко определяющим меру ответственности за нарушение своих требований.

Государство - самый известный из социальных институтов, регулирующих жизнь общества. В первобытном обществе регулирование было скорее «стихийным», чем осознанным. Столь же стихийно разрешалось противоречие между самоуправлением и управлением. В современном мире функцию регулирования отношений и разрешения противоречий между людьми возложило на себя государство..

Происхождение государства - отдельная проблема. Нет социологов, которые считают его вечным. Все согласны с тем, что был в истории период, когда общество обходилось без него. Но рост населения, возникновение собственности (личной, частной, общественной), появление препятствий свободной миграции населения и т.д. обострили конфликты между людьми и общностями, потребовали защиты их жизни, имущества, свободы и достоинства.

На признании «естественного закона природы», в основе которого лежит «забота о самосохранении людей», строил свою концепцию государства и политической власти Джон Локк. Именно с именем этого замечательного социолога и философа связаны современные представления о соотношении гражданского общества и государственной власти, о разделении властей и демократии*.

Возникновение частной собственности на средства производства и антагонистических классов считали причиной возникновения государства Маркс К. и Энгельс Ф. При этом они не могли, и, как правило, не ставили перед собой задачи описать мельчайшие детали его становления. Тем более, что детали эти были весьма разнообразными и менялись от региона к региону, от века к веку. Мыслителям, описывающим логику развития общества, важно было понять общие и существенные тенденции возникшего в нем теперь уже политического механизма управления.

Чего нехватает находящемуся в «естественном состоянии» обществу? - задавал вопрос Дж. Локк. - Заботы о сохранении собственности (1), твердо установленного закона (2), знающего и беспристрастного судьи (3), а также силы, способной привести закон в исполнение (4), - отвечал он.

Как представлены общественному взору основные признаки государства? - размышляли марксисты. – I). Территориальным делением и границами. 2). Поднявшейся над населением «публичной» (политической) властью. 3). Сбором налогов на нужды государства. 4). Правом как регулятором общественных отношений. Ответ, как видим, корректен, строг и абсолютно точен. К сожалению, за этими рассуждениями не прослеживается желания копнуть глубже.

Ни в одном из этих теоретических подходов мы не видим ещё понимания государства как конкретной формы присвоения группой лиц функции управления и ограничения самоуправления других субъектов деятельности . Естественным будет постановить вопрос: «Почему?»

Теперь, когда для нас стало известным основное противоречие сознательного регулирования деятельности между самоуправлением и управлением, ответ на этот вопрос становится очевидным, а преимущество одной из его сторон при определенных условиях развития общества вполне объяснимым.

Но Дж.Локк и его последователи ни о самоорганизации, ни о диалектической противоречивости процессов социального регулирования не знали. Предлагая свои подходы, они вполне искренне хотели помочь обществу обрести покой и благополучие. О том, насколько правдиво или ложно было при этом обоснование актуальных для общества проблем, они не рассуждали, предлагая и обосновывая, прежде всего, свою точку зрения.

Социолог - теоретик тем отличается от практичного политика, что в его взглядах не так откровенно проявляет себя частный интерес. В том числе и при описании государственной власти и её отношения к своим подданным. Напротив, реальные представители государственной власти, о теории вопроса задумывались мало. Зато корыстный интерес в их думах и действиях присутствует постоянно.

Всегда и везде они считают себя вправе принимать исторические решения, стремятся сосредоточить в своих руках как можно больше властных полномочий, не забывая при этом объяснить свои действия искренней заботой о благе народа. И в то же самое время, когда возникает опасность утраты господствующего положения, они, как правило, очень чутко улавливают настроения в обществе и интуитивно отпускают вожжи управления, предоставляли регионам, областям и отдельным людям вести себя более свободно.

Вспомним лишь один исторический эпизод.

В 1856 году Царское правительство России проиграло Крымскую войну. Тяготы войны, позор поражения, полурабство и безземелье крестьян буквально взорвали общество. В деревнях вспыхивают бунты. Чтобы сгладить конфликт чиновники пугают и уговаривают крестьян, бесплатно спаивают их водкой. Однако безграмотный русский мужик чутко улавливает подвох. Не переставая бунтовать (за 1858-1860 годы происходит более 300 антикрепостнических выступлений), крестьяне принимают решения водки не пить и громят питейные лавки.

Наконец, 3 марта 1861 года царь Александр II подписывает Манифест об отмене крепостной зависимости, открыто заявив накануне, что «всякое дальнейшее промедление может быть пагубно для государства».

Реформа идёт крайне туго. Помещики сопротивляются - крестьяне бунтуют. Вот тогда, обратите на это внимание, в Польше, Литве и Украине вводятся льготные условия освобождения крестьян.

1 января 1864 года по инициативе сверху начинается Земская реформа. Местное хозяйство, начальное образование, медицинское и ветеринарное обслуживание, некоторые другие сферы общественной жизни переходят в ведение выборных уездных и губернских собраний. Судопроизводство становится открытым и гласным, судьи на местах – выборными. Проводятся мероприятия по развитию волостного и городского самоуправления. Смягчается и ограничивается цензура книг и периодических изданий.

Как видим, центральная государственная власть под давлением снизу уступает ряд управленческих функций самоуправлению. И что непременно надо отметить, расширяется выборность ряда вновь создаваемых органов. А выборность - один из атрибутов демократии, ростки которой стали пробиваться на бескрайних просторах российского авторитаризма.

Так события позапрошлого века, как и последних лет, доказывают, тоталитаризм в обществе окончательно прочным быть не может. Но это - не новость. История помнит крах самоуверенных претензий на вечность империй Александра Македонского, Древних Рима, Китая и Индии, Б.Наполеона и А.Гитлера. Помнит история, но, увы, не умны и забывчивы лица, дорвавшиеся до власти и возводящие тиранические режимы.

Теперь, проникнув во внутренне противоречивую логику регулирования общественной жизнью, они хотя бы будут знать, что, управляя людьми и их объединениями, имеют дело со столь же активным и коварным самоуправлением, от которого в период социальных взрывов можно не дождаться ни милосердия, ни поклонения, ни благодарности.

Человечеству памятны не только периоды существования, распада и гибели огромных централизованных государств. Известны ему также более частые и менее длительные периоды смут и попытки создания обществ, отрицавших централизованное правление и необходимость государства. В ХУIII-Х1Х веках возникло даже политическое течение – «анархизм» (от греч. «анархия» - безвластие), теоретики которого (Штирнер М, П.Ж.Прудон, Бакунин М. А., Кропоткин П.А. и др.) выступали за немедленное уничтожение всякой государственной власти и создание общества мелких производителей. В контексте наших рассуждений это была забота о защите самоуправления от управленческого воздействия извне. Ничего другого, кроме перманентного состояния хаоса и грызни авторитетов эти социальные «опыты» не дали. Как и состояния деспотий, они канули в прошлое, оставив историкам интригующую возможность копаться в грязных страницах их биографий.

Демократия. А теперь время вспомнить о, пожалуй, самом известном социальном институте - демократии. Взгляды на неё достаточно стабильны и сводятся к нескольким подходам.

1. Первый и основной из этих подходов связан с этимологией слова. Греческие «демос» (народ) и «кратос» (власть) выражают его обыденный смысл: «демократия - это народовластие».

2. В современных российских взглядах, это - форма общественно-политического устройства, основанная на признании народа в качестве источника власти, на принципах равенства и свободы*.

3. С именем В.И.Ленина ассоциируется понимание её сущности как «подчинения меньшинства большинству». Здесь демократия не имеет даже признаков социального института и представлена как некий принцип взаимодействия членов общества. К слову сказать, появление этого принципа по времени относится, скорее всего, к первобытному обществу, где он постепенно превращается в обычай, традицию и привычку.

4. И, наконец, в начале «горбачевской перестройки» активно обсуждался в СССР и частично был реализован принцип гарантии прав меньшинства в условиях расширяющейся в стране демократии.

Здесь я снова должен буду отметить, что эти точки зрения на демократию в лучшем случае открывают её «первую», «вторую», «третью» и т.д. сущности. И ни одна из них не проникает на глубину, которой позволяет достичь теория сознательного регулирования деятельности.

А наиболее глубокий уровень сущности демократии проявляет себя в том, что она является способом разрешения диалектического противоречия между самоуправлением и управлением как двумя сторонами сознательного регулирования.

Нет сомнения в том, что в особых формах она будет развиваться как в каждом из отдельных государств, так и во всем мировом сообществе.

                                                     (продолжение следует)

Декабрь 2003 года.

© Авторские права защищены, ссылки на тексты сайта обязательны.

Печать Опубликовано: 04.02.2008 | Просмотров: 150658

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Приглашаю на сайт, развивающий идеи представленные на данном сайте -

 
В КОНТАКТЕ